Уроки Рериха

Рерих, Николай Константинович
Рерих, Николай Константинович

В далекий жизненный путь, провожая свое Дитя, Мать и Учитель желают ему сохранить себя.
История знает имена людей, чья жизнь и мысли высвечивают дорогу идущего, наполняют его путь неистребимой Радостью. Один из таких людей – художник и философ Николай Константинович Рерих.
«Это для избранных», — утверждают некоторые. Его идея «Искусство – лучший посол человечества» так же далека от насущных забот миллионов людей, как снежные вершины Гималаев от каменных джунглей современных городов.
Прежде чем поспорить, один штрих: некоторые искусствоведы и художники считают, что Н.К.Рерих, рисуя горы, грешит нарочитыми эффектами, а альпинисты, побывавшие в горах, говорят о правдивости необычных цветовых сочетаний его полотен.
Значит, за правдой, дорогой коллега, учитель, придется подняться в горы. В путь! Возьмем только несколько уроков у гуру Рериха.

Урок первый: «Из чувства Прекрасного рождается и благородство духа»

Давайте вместе с детьми посетим выставку картин Н.К.Рериха или, быть может, посмотрим их репродукции, Хорошо, если будет с чувством подобранная музыка и рассказчик. Много говорить не надо: дети глубоко ощущают цвет и краски, будь то Древняя Русь или горы. Каждая картина торжественна и сказочна. И в каждой всеземлянская значимость. Наверняка дети обратят внимание на то, как Рериху видится небо. Это свой особый, огромный, меняющийся мир. Чуть выше – и мы прикоснемся к космосу. А череда фантастических картин, которые создают облака? Они рисовались Рериху с детства. Он видел в них чудных животных, сражающихся с драконами богатырей, белых коней с роскошными гривами.

Урок второй: «Работайте каждый день. Непременно каждый день должно быть что-то сделано»

Обязательно расскажите детям, как работали Рерихи: он сам, его жена – Елена Ивановна, сыновья – Юрий и Святослав. Сколько замечательного и доброго сделано каждым из них. Постоянное активное устремление. Каждый день с утра и до позднего вечера, с упорством и радостью. И никакой суеты или выходов из себя: сдержанность и доброжелательность.
Труд в семье Рерихов – это праздник духа!
И еще: все Рерихи бесстрашны. Вы найдете тому сотни примеров в их биографиях. Вот только один эпизод. Маршрут экспедиции в сердце Азии, выбранный Н.К.Рерихом, был очень опасным. Вооруженные нападения местных жителей, произвол администрации и суровый климат ждали их. 6 октября 1927 годы в урочище Чунаркэн караван Рериха был остановлен крупными силами тибетцев и местных кочевников. Пять месяцев вечно пьяный майор был единственным посредником в переговорах Рериха с доверенным лицом Далай-ламы.
Пять месяцев, пока шли переговоры Рерихов с доверенным лицом Далай-ламы, экспедицию не пропускали. А между тем наступили суровейшие зимние морозы, непривычные даже для местных жителей. Холода стояли такие, что коньяк в походной аптечке превратился в лед. Люди простужались и болели, пять членов экспедиции погибли, не перенеся жесточайшего холода.
Пали почти все верблюды, из ста остался лишь десяток изможденных, измученных животных, непригодных для дальнейшего пути. Но Николай Константинович и Елена Ивановна, с ее больным сердцем, мужественно держались и поддерживали присутствие духа во всех.
Научные работы не останавливались ни на один день. Исследовались окрестности, снимались планы местности, пополнялись биологические и минералогические коллекции, делались зарисовки, собирался уникальный этнографический материал.
Лишь весной караван вновь тронулся в путь.
За пять лет экспедиция прошла 25 000 миль, преодолела 39 горных перевалов.

Урок третий: «Позорно быть пессимистом»

Дети и истинные учителя мечтают о радостной школе. «Светятся глаза детей – хорошая школа, тусклые глаза – плохая школа», — говорит Лев Толстой, учитель яснополянской ребятни. А возможно ли в наше время быть оптимистом? Да, возможно. Только не надо, во-первых, оправдывать себя трудными временами. «Мажор» А.С.Макаренко и «Школа радости» В.А.Сухомлинского существовали тоже в годы нелегкие. Во-вторых, надо очень глубоко проникнуться мыслью, что без этого нам не сберечь детей, а в-третьих, надо скрупулезно и заинтересованно поискать источник радости в мудрых книгах. Одна из них перед нами. Это книга жизни Николая Рериха: «Мы, оптимисты, прежде всего, должны предотвращать всякую панику, всякое отчаяние, будет ли оно на бирже или в священнейшем святилище Сердца. Нет такого ужаса, который, вызвав к жизни еще большее напряжение энергии, не мог бы претвориться в светлое разрешение».

Урок четвертый: «Щит отрицания и осуждения не годен».
«Творец не имеет даже времени на осуждение и отрицание…»

Кто же может испить из источника оптимизма и радости? «Тот, — поясняет нам Н.К.Рерих, — кто отрицание заменит вмещением (слово-то какое удивительное!), а расточительство и разрушение – бережностью». Посмотрите, сколько вокруг наших детей отрицателей и ругателей, убивающих в них творчество и оптимизм, ведь любое отрицание противоположно творчеству.
Хочется спросить иного из них: что вместил он в себя от красоты Земли, от величия Космоса, от наследия Истории, от заветов Отцов и прадедов. От философии всех времен? Есть ли в нем бережность к Земле, к памятникам старины, к Прекрасному, что создали люди, жившие до него? «Из чувства Прекрасного рождается благородство духа, постоянное творчество, героизм и подвиг. Из этого же источника истекает оптимизм, так необходимый, ибо каждое отрицание не творящее…» И если вмещение дает силу и радость, то отрицание – лишь нетерпимость, от которой лишь два шага до разрушения. «Разве не оставляет во всех нас одно и то же тягостное чувство всякое проявление тупой нетерпимости? Разве не довольно всех бесчисленных примеров истории, когда величайшие наследия разрушались невежественной нетерпимостью… Нетерпимость есть признак низости духа (Агни-Йога)»; в то же время – «Терпимость вовсе не означает терпимость зла и преступности, но, конечно, будет распространяться по всем бесчисленным отраслям созидания».

Урок пятый: «Велико несчастье прикасаться к работе без любви к ней, с единственным желанием поскорее от нее отвязаться»

Хорошо, если сбережем мы природу и ценности культуры, созданные до нас. Но и сами мы должны сеять на Земле прекрасное, а оно создается в радости творческого труда.
Рерих возражает против разделения искусства на прикладное и высокое, а труда – на высший и низший. Критерием может служить лишь качество. «Пока культура лишь роскошь, лишь пирог праздничный, она еще не перестроит жизнь. Может ли сознание среди каждодневности обойтись без книг, без творений красоты?..»
Вспомните, как жили истинные мастера, и вы поймете слова Н.К.Рериха: «Культура, возникнув и утвердившись, уже неистребима… Культура есть ручательство в невозможности отступления. Этих людей уже нельзя заставить сделать новую работу кое-как, ведь творчество – это высшая радость».

Урок шестой: «О культуре всегда уместно было мыслить, но теперь – особенно»

И еще один живительный источник оптимизма и радости – тяга к единению, соборности. Единению мыслей, дум, поисков ценностей культуры. Но пути к единению нелегки. Мир суров, и Рерих не бежит от действительности. «…Ползет мрачное огрубение… — пишет он в суровом 1943 году, — люди совершенно спокойно толкуют о таких ужасах, какие раньше бы и в голову не пришли. Зверство входит в обиход человеческий. За огрубением протолкнется и мохнатое одичание. Ужасен лик цивилизованного дикаря. Теперь и «милосердие» особенное. Из «милосердия», пожалуй, сотворят такие чудовищные бомбы, что они будут разрушать целые города».
Значит, силы Света должны утроить свою энергию по единению людей, людей разных рас: «Расы сотрутся в Новом мире. Не говорите о расах, капли разных людей подобны… Люди разных религий, направьте мысль на общность идей религий всего мира – людей разных культур».
Пусть всем, идущим к Единению, творящим и защищающим культуру, будут поддержкой слова Николая Константиновича: «Знаем, что большинству из нас, а вернее, и всем нам сейчас тяжко. Ваша культурная работа как бы не нужна. Часто о ней даже и заикнуться не приходится. Трудно и морально, и денежно. Самые лучшие начинания неуместны. Отчаиваются соратники. Проползает сомнение. Слова о лучшем будущем кажутся химерами. По счастью, в глубинах сознания внесрочно и неумолчно звучит голос Победы… О культуре всегда уместно было мыслить, теперь особенно».

Урок седьмой: «Доживет ли человечество, когда военные бюджеты будут перечислены на просвещение?!»

«Позаботимся, чтобы учитель был самым ценным лицом среди установлений страны».
Задумайтесь, как современно звучат сегодня слова Рериха: «Срам стране, где учителя пребывают в бедности и нищете. Стыд тем, кто знает, что детей их учит бедствующий человек. Не только срам народу, который не заботиться об учителях будущего поколений, но и знак невежества.
Можно ли поручать детей человеку удрученному? Можно ли забыть, какое излучение дает горе? Можно ли не знать, что дух подавленности не вызовет восторг? Можно ли считать учительство ничтожным занятием? Можно ли ждать от детей просветления духа, если школа будет местом принижения и обиды? Можно ли ощущать построение при скрежете зубовном? Можно ли ждать огней сердца, когда молчит дух? »
А вот как видит Н.К.Рерих школу. И опять можно подумать, что эти слова написаны не в 1936 году, а вчера: «Школа готовит к жизни. Школа не может давать только специальные предметы, не утвердив сознание учащегося. Поэтому школа должна быть оборудована всевозможными полезными пособиями, изобретенными предметами творчества, обдуманно составленными книгохранилищами и даже кооперативами…»
Какие же пути воспитания прекрасного предлагает Н.К.Рерих? Во-первых, эстетически-этический, с предоставлением музыке главенствующего места в школе. Во-вторых, равнопрестижность занятий и умений. «Внеслось бы равновесие трудовых оценок. Стерлись бы многие гордыни, но, с другой стороны, и сердечно поднялась бы радость о каждом прекрасно исполненном труде».
В-третьих, изначальное признание таланта в любом ребенке со всеми его недостатками и необычностью. «Плох мастер, который не пользуется всем богатством природы. Для опытного резчика искривленное дерево – ценное сокровище. Хороший ткач применяет каждое пятно для разукрашивания ковра. Златоткач радуется каждому необычному сплаву металла. Только умеренный мастер будет сокрушаться обо всем необычном. Только скудное воображение удовлетворится узкими рамками».
В-четвертых, и это самое главное, надо дать возможность детям творить.
«…Разве не должны стремиться к творчеству все молодые сердца? Они и стремятся. Нужно много пепла пошлости, чтобы засыпать этот священный пламень. Сколько раз одним зовом: «Творите, творите! » — можно открыть новые врата к Прекрасному. Сколько дряхлости сказывалось в леденящей программе. Сперва научить рисовать, потом перейти к краскам, а уже затем дерзнуть на сочинение. Бессчетно успевал потухать пламень сердца, прежде чем ученик доходил до запретной двери творчества! Но зато сколько радости, смелости и бодрости развивалось в сознании с малых лет дерзнувших творить. Как заманчиво-увлекательны бывают детские сочинения, пока глаза и сердце еще не поддались всепожирающим условиям стандарта. Где же условия творчества? В непосредственности, в повелительном трепете сердца, позвавшего к созиданию. Земные условия безразличны для призванного творца. Ни время, ни место, ни материал не могут ограничить порыв творчества».

«…С полнейшим доверием обратимся к будущему. Не напрасно мы мечтаем о лучшем будущем. Призовем его всей мощью духа. Ощутим, что оно – прекрасное будущее – возможно в непреложной реальности, в стремлении к высшему качеству каждодневного труда, к радостному творчеству и добротворчеству. И не мала сила человека, приложенная к общему благу, к общему Восхождению. Каждый Восход зовет вперед, вперед!»

Share on VKShare on FacebookShare on Google+